?

Log in

No account? Create an account

https://www.avito.ru/tula/koshki/kotyata_v_dar_1762436504?utm_source=soc_sharing&utm_medium=item_page&utm_campaign=lj&utm_content= 1762436504 4 котят: 2 мальчика (рыжий окрас, дымчатый) и 2 девочки-все в мамочку. Сами, без подсказки стали ходить в лоток, сами стали к...

Про счастье и пьяниц

Это стихотворение я написала, когда память забросила в сумрачное прошлое.

Возможно, кому-то это будет назиданием- не живите с пьющими людьми, бежите от них, как от чумы.

С нелюбимыми - век коротаем,
Стынут души, лютует мороз

За беседой,  согреться бы чаем,

Но ты пьяный и смотришь как волк.

Много было во сне изумруда,

Вот гадаю теперь, что к чему:

Мы ругались, и билась посуда.

Крик истошный кромсал тишину. 

Может, пьяницу, выгоню мужа,

Заживу я  с детьми по-людски. 

Наконец-то,  закончится ужас-

Ад кромешный, назад нет пути.

Что ж опять, моя совесть взыграла-
 Не могу человека «взашей»
Стонет, плачет душа: я  устала.
 Не поймет она многих вещей….

А снега уже выше забора,
Все дороги давно замело,

Не прогонишь, не будешь жестокой,

Дожидайся теперь вот тепло. 

 С нелюбимыми - век коротаем,
Стынут души, лютует мороз

За беседой,  согреться бы чаем,

Но ты пьяный и смотришь как волк.

 
 

http://www.stihi.ru/2014/02/03/10681
Родина. Мама. Эти два слова не пустые для этого человека. Да кто он спросите вы? Был отпетым хулиганом, вором.
Жизнь быстротечна, успел состариться, слава Богу, на свободе. А пришлось сидеть в ме
стах не столь отдаленных. Хорошо, что всего один раз и то смолоду.
Люди, как он рассказывал, зовут его все больше дедом Максимом. И только изредка Николаевичем.
Я не думала, что когда-нибудь выполню просьбу этого человека и напишу его историю.

«Кому это может быть интересно? Что зря изводить бумагу»- примерно так, думала я, обещая пожилому человеку написать его историю.
Но время шло, жизнь вводила свои коррективы.
Я человек наблюдательный. Поразительно, но я заметила, что богатство часто развращает человека, истощает духовно.

За решеткой может оказаться каждый.

А выйдя за ее стены, что он найдет в себе? Есть ли там святый дух или засела в недрах сердца лютая злоба. Все зависит есть ли у тебя стержень, опора. И от тех, кто может реально помочь. Что для тебя жизнь? Можешь ли ты ответить на этот вопрос? Многие, прожив большую часть, так и не определились, размотав, дарованное всевышним, богатство: потеряв силу духа, разменяли себя на мелочах.
Люди они ведь могут многое. Ведь ничего не стоит человека сломить своим презрением, безразличием.
А помочь тоже нужно с умом. «Покажи, как ловиться рыбка, дай удочку в руки»- Мы знаем эту истину. Но…

Максим был счастлив, что суд все учел, и отправил его на вольное поселение. Да ни куда-нибудь, а в совхоз, рядом с родным городом.

Хуторок Любимовка стал излюбленным местом для оступившегося парня. Ему нравилось проводить там и свободное время.
Когда, Николаевич, вспоминал свою юность, он преображался на глазах. Его голубые глаза были омутом счастья.
В них загорался и полыхал огонь любви. На лице играла чуть застенчивая улыбка. От удовольствия он потирал руки и нетерпеливо ерзал на мягком сидении купейного вагона.

Казалось еще чуть-чуть, и улетит старый орел, распростер свои огромные крылья над родной землей, Родиной , чтобы уберечь ее от настигающей беды. Рвалась его душа назад в прошлое, чтобы махом исправить ошибки. Но что он мог?!
- Любушка, ты все записывай. Пусть люди почитают. Может быть, моя исповедь кого-то спасет.

- Дедуль, все будет хорошо. Вот приедете домой, вас ведь ждут там?
- Не знаю, моя хорошая. Боялся ехать я назад. Чего боялся? – протяжно, выдыхая горечь потерь, произнес обреченно Максим Николаевич.
Одет он был чистенько. Хороший костюм ладно сидел на худощавой фигуре деда, и пахло от него дорогим одеколоном.
Вагон качало на стыках, мы ехали долго, через всю Россию. Нам приносили, уносили еду, предлагали ресторанные блюда, на остановках мы выходили и прогуливались вдоль состава . Николаевич был не беден, имел свой бизнес. Мне очень хотелось верить, что он никого не обманывает. Живет честно.
Мой попутчик задарил меня вкусностями. Его рассказы интриговали. Путь казался не утомительным.

Понимаете, как мне повезло. Мама, любимая девушка. Да и работа не пыльная, а даже интересная. Пастух. Это лучше, чем погнали бы на химию.
Раньше бывало, нежишься в постели, пока мамка не растолкает в школу. Выйдешь на улицу, а солнце высоко стоит в зените.
Сейчас же все стало по-другому. Вместе с солнышком стал по земле ступать, ночь прогонять.
Был я с другом Степой на постое у одной бабульки Ольги Захаровны.
Ее хатка была недалеко от фермы. Прямо за огородами селян находились загоны: где паслись коровы, кони да молодняк. Свиньям тоже нашлось место.
Не жизнь, а сказка. Доверили мне жеребца Ваську.
На коне я первый парень. Девки смотрят на меня кудрявого, молодого, голову теряют.
- Прямо кудрявого?- не выдержала я, вон лысина.
Но смекнув, что обидела, сказала лишнее, попросила прощение.
А была у вас любовь. Вы же говорили, что вас ждала девушка?- Задала старику наводящий вопрос. Ехать нам с вами далеко, рассказывайте не спеша.
- Она была, что собака на сене. И со мной и с другими.
А вот сейчас обзавелась семьей. Нарожала детей. Сколько не скажу, потому что и сам толком не знаю

Мы, значит, дело делаем свое, да еще умудряемся халтуру иметь. А что на хуторе люди имеют хозяйство и с этого живут, то ни для кого это не секрет.

Сметанку бабка не жалела. Блинцов напечет. Я по хате туда-сюда расхаживаю, любопытничаю.
- Захаровна, бабусь, а кто это?- говорю так я и протягиваю старухе альбом с фотографиями.
- Так это моя внучка любимая да несчастливая. Валечка.
Хоть молодой я был, но догадался присесть и бабушке табуретку падал. Долгий да доверительный разговор предстоял. Коровы не убегут. На то есть электрическая изгородь.
Так с тех пор и пошл, что ни день то рассказы о необычной девушке. Валечка, Валя это имя вертелось у меня на языке.
- Она старше тебя, а вот бог деток не дал.
- Да ничего. Я бы на ней женился.
- Познакомлю, но смотри не обидь Валечку. Мне давеча говорили, что ты шашни водишь с мужними женами. Это ли дело, Максимка? По степи носишься, на озере вас видели. А мужья ведь могут и убить.

На этих словах приумолк мой рассказчик, отпил горячего чая.
- Что дальше было то?- стала торопить деда я. История любви мне всегда нравились.

- Я боялся, что моя благодетельница узнает сама или проговорится напарник Степан, что я охаживаю ее родственницу. На хуторе там все друг друге кем- то да приходятся. Так и вышло.
Солнце палило что есть сил. Полдень. Я стоял на возке. Лошадь неслась, сбивая пыль на проселочной дороге, куры бежали врассыпную, кудахтал петух, следом бежали собаки, оглушительно лая.
Впереди, вроде, никого не было, но вдруг мой путь преградила рослая девушка.
Длинные волосы , черные брови, на лице румянец. Хороша! Лицо этой девушки показалось знакомым. Да это же Валюша.

- Стой, ты зачем семью моих друзей разбиваешь. У них трое деток. Ты не смотри. Что я девушка, не боюсь тебя. Я драться буду.- В голосе Валечки были нотки угрозы, но как же она была прекрасна в минуты гнева.
Как мог, я уверил Валюшу, что это глупое недоразумение.
- А потом, что было потом?

- У них был еще один дом. И нужно было подвязать виноград, покосить траву, дел много нашлось. И мы поняли, что друг друга полюбили. Это случилось мгновенно. Валечка мне потом сама призналась, когда стала мне женой.
- Какой же вы, молодец, Николаевич. Слово значит сдержали.
- Да, нам пришлось уехать. Со всех сторон цеплялось прошлое: ее бывший муж злобился, а мои бывшие женщины хотели со мной поразвлечься.
- Неужели в хуторе столько женщин?- спросила я.
- Да, ведь город рядом, там вся родня моя. Приходилось часто там бывать, а поселись мы в доме бабушки на хуторе.
http://www.chitalnya.ru/work/789609/
стихи Екатерины Рафальской ( rafalcat3 ):
http://neizvestniy-geniy.ru/users/34514.html

сведение  : Арнольд Макалиш(Arnold_m)

Это наш сюрприз для Катюши.


Ну, наконец, пришла весна
Зарей на нашу землю!
Исчезла снега белизна,
Растаяла с капелью.

Так весело журчит ручей,
Мелодия певуча.
Подснежник млеет от лучей.
Не рви его, не мучай!

Трава, деревья и цветы:
Весне-красе все рады.
Давай сбежим от суеты
Для собственной услады!

Увидим молоко-туман.
От речки он стекает
И по лугам, все по лугам…
Он душу мне ласкает.

Без слез на иву не взгляну,
Что распустила косы,
Как будто чувствую вину,
Что мне милей утесы.

И тонет в зелени весь лес.
Березы с белым станом -
Хороший от жары навес,
Пропитанный нектаром.

Все запахи - ну что нарзан!
Излечат нас от хворей.
Лекарства, ведь - один обман,
Поверьте, что не боле.

Как жемчуг, капельки росы
Блестят у ног лягушки…
Дождались, наконец, весны
И слышим гимн квакушки!
http://www.chitalnya.ru/work/789094/
Все имена, города, деревни вымышленные.
Внимание, внесены дополнения и поправки в каждую главу. Это я делаю каждый раз, когда возвращаюсь к рассказу.

1 часть

Я долго не решалась рассказать вам эту историю, боясь быть высмеянной. Но голос разума подсказал, что такой момент настал.

Я была беспечна и хороша в свои восемнадцать лет. Статная брюнетка с длинными волосами, заплетенными в косы, сводила с ума много парней.
Но почему-то никто из местных ухажеров не трогал мое капризное сердечко.
Я доучивалась на зоотехника в красивейшем городе Речица. Совсем рядом протекает река Днепр. Такая же гордячка, как и я. Нередко, будучи студентами, мы бегали летом туда купаться.

Мои родители были счастливы, что их дочь радует их хорошими оценками. Одно их беспокоило, что я так и не встретила парня, того, единственного. До сих пор не понятно, на чем основывались законы деревни: девушка должна выйти до 20 лет замуж. Иначе, она, как молоко прокисает, и станет никому непотребной.
Устав от нравоучений, я однажды сорвалась в соседнюю область к подруге по школе, Светлане. Очень хотелось увидеть ее счастливую мордашку. Хотелось увидеть ее суженного Ивана. Его подруга подцепила на свадьбе, когда ездила к родичам в Головчицы.

Ее мать Клавдия Павловна, наша соседка, намедни прибегала к нам рано утром. В эти часы я обычно сплю, каникулы же!
Но от духоты в доме не спалось.
И сквозь неплотно закрытые двери услышала болтовню женщин…
- Ганночка, а што гэта твая дачка не найдзе сабе хлопца. Вродзе не гарбатая, не крывая…

Даже, лежа в своей постели, я видела, представляла лицо смущенной, не знающей, куда бежать от стыда, моей матери. Вот оно пунцово красное, как роза в палисаднике, которая растет под моим окном.
Этот куст я сама посадила с братом Мишкой, которому пять лет. Сейчас он посапывает в своей комнате. Я с любовью и нежностью вспомнила о нём. Мал, а так добр ко мне, старается защитить от нападок родителей.
- С чего это ты так,- голос мамы дрожал ни то возмущения, ни то от того, что этот вопрос ее застал врасполох,- Ёсть у нас жаних. Тольки нам ни к спеху.

Я не стала больше слушать, что скажет отец, который прибежал на подмогу, оставив машину с работающим двигателем во дворе.
« Опять начнется допрос с пристрастием: не потеряла ли я невинность с носатым Стёпой, когда бегала к нему в ночное на луга. Да было у нас лобызание, да обжимание. Но едва милый захотел снять с меня лифчик, так я ему сразу же звезданула в глаз. Его мать, глуховатая Федора, на всё село орала мне: «Ты девка, а ён хлопец. Кали не хоча жаницца, то мы яму хутка з бацькай роги паатшыбаем. Тольки, Раечка, скажы мне: было, што у вас, ци не? Вачэй не адвадзи. Скажы!»,- и это называется женщина говорит шёпотом.
Все потом говорили, что пастух коней меня изнасиловал, а жениться не хочет. До сих пор задница болит. Это отец ремнем бил, а мать чуть все волосы не повыдергивала.
Отбили охоту гулять по ночам с местными парнями.
А подруги стервы, сдают старикам, ну как им доверять секреты. Одна надежда на старых друзей Светлану и ее мужа Ивана.
Чтобы не ждать очередной порки, я тихо выскользнула в вишневый сад, расцарапав до крови ноги о куст любимых цветов.
Родители, надеюсь, что меня поймут; записка осталась у трюма зеркала.
Июль месяц был сухой. Минимум одежды: желтая блузочка, джинсы, кроссовки на ногах, а за спиной небольшой рюкзак.
Вот она свобода! Легкой упругой походкой я шагаю через лес. Да далеко идти, но деньги, что я взяла на дорогу и прожитье, нужно экономить.

Птички мило чирик-чирик. От радости, что сбежала от скучной жизни, я широко повела плечами, вбирая на полную грудь чуть влажноватый лесной воздух. Вековые сосны, в перемежку с берёзами и еще какой-то неведомой мне породой глядели на меня. Нет они не молчали, а вели свой разговор, жестикулировали руками-ветками, качали макушками- головами.
Где-то должно быть болото. Я знала об этом, и старалась вспомнить: где же? Давно я ходила здесь пешком с друзьями в Лесное. Есть ли сейчас эта деревушка-хутор, не знаю.
Вдруг мои мысли прервал храп лошади. Почему-то я и не подумала, как это телега может нестись по чаще леса.
Да здесь же еще есть землянки от боев. Земля не ровная. Много ям от взрыва снарядов. Столько лет прошло, а бывает, что хлопцы находят боевое оружие.
А еще здесь есть сожженные деревни. Лютовали фашисты. Людей сожгли. А мы должны простить им это злодеяние. Иначе злоба коростой разрастётся по всей земле.

Услышав ржание коня, я чуть отпрянула в сторону и плюхнулась в липкую зелёную жижу. Болото, легкое на вспомине.
Пока я отряхивала налипшую грязь, телега с седоком поравнялась со мной.

Гнедой масти конь водил налитыми кровью глазами, тревожно бил копытом. Только тут я заметила, что я нахожусь на грунтовой дороге. Не заметила, получается так, как с тропинки зашла на неведомую мне дорогу.
Мысли мои прервал веселый голос молодого парня:
- Вы заблудились, наверное, вид у вас такой рассеянный.
- Пожалуй, да,- покорно согласилась я, слушая себя, как бы со стороны; чувствуя, что если вот этот незнакомец, тронет коня и уедет без меня, то мне придет погибель.
- И никто вас не найдет здесь, - словно услышав мои мысли, продолжил незнакомец с глазами- угольками, горящими, направленными прямо мне в душу.
Это теперь я могу сказать, что таких глаз я больше и не видела в жизни. Цвет их менялся. Вы видели такое? А я видела тогда. А было ли это тогда?
Было…
- Не бойтесь, сударыня – улыбался широкоплечий юноша, вертя в руках кнут, - я вас подвезу в свою деревню. Там вы отдохнете. И расскажете мне всё, что с вами случилось, - чуть помолчав, добавил,- иначе вас застанет ночь и съедят волки и лисы.
Словно в подтверждение его слов заплакал сыч, как дитя.
Мне стало не хорошо, чуть закружилась голова.
Опомнилась я тогда, когда поняла, что лежу на душистом сене. Сухие стебельки разнотравья лезли в рот, глаза, кололи в лопатки. Но запах их убаюкивал, а может быть, убаюкивала езда по мху. Подняв чуть голову, я увидела верхушки редкого леса.
« Болото»,- подумала я и отключилась.

- Тпр- тпр,- натянул вожжи парень, увидев, что я очнулась.
Лошадь стала, как вкопанная. Молодой мужчина галантно падал руку, помогая вылезть с телеги.
Моему удивлению не было предела. Магазин и незнакомая мне деревня. А кругом стоял лес стеной. Чем ни крепость?
Продавщица была курносой смешливой девчонкой. По возрасту почти моя ровесница, может быть постарше.
- Миша, а хто гэта, што за дзеука з табою?
Пока этот красавчик говорил с девушкой, я огляделась.
Интересно стало. Живем почти рядом, а я ничего и не знала про это место. Чудеса, да и только. Но поразмыслив, решила, что в таких глухих местах это обычное дело.
Деревянный магазин начал погружаться во тьму. Но девушка вскоре зажгла керосиновую лампу. Блики ее освящали нехитрый товар: трёхлитровые банки с томатами, пастой, огурцами, водка, закупоренная крышкой с козырьком. Пачки «Беломора» бросились в глаза. Развесной товар, который отпускала продавщица Ленка немногочисленным покупателям. Совок жестяной в каждом ящичке, коробке. Господи, откуда здесь эти счеты деревянные: костяшки черные и коричневые на стальных прутьях.
- Откуда?
И света нет. Вот куда занесло меня в глухомань., - невеселые мысли пришли ко мне. Пока я так терзала себя размышлениями, парень время зря даром не терял. Вот он идет со смешной сеткой-авоськой: там торчит всякая снедь. Даже бутылочку водки прихватил. Было и молоко в прозрачных пол-литровых бутылках с широким горлышком, заткнутых фольгой и чёрный хлеб.
Распрощавшись со смешливой девушкой,мы поехали дальше. Путь наш лежал по широкой песчаной улице.
Вечерело. Потянул то там, то тут дым из печных труб.
Люди загоняли курей, уток в сараи. Мычали коровы. Слышалось бренчание подойников, то женщины шли доить коров.
Крепко матюгались мужчины у соседней избы, выпили и что-то не поделили или поспорили о чем. Заплакал ребенок на всю округу.
На конце деревни визжало парося, скрипел колодежь цепями.
Вроде обычная, размеренная жизнь, но что-то было ни так. Впечатление такое, что я попала в предвоенное время. Нет электричества. «Глухомань такая. Что удивляться»- успокоила я свою душу.

Вскоре морда коня ткнулась к родным воротам. Приехали.
Вот хоромы, где предстоит мне оклематься. Здесь живет Михаил. Я даже не спросила у него, а кто еще есть в доме, женат ли он?
Почему-то таких вопросов не возникало в пустой голове.
Хатка деревянная была покрашенная половой краской, а крыша из соломы. Я даже присвистнула от удивления.
Пока хозяин возился с животными: свинья, корова, гуси, я дышала воздухом. Я поняла, что в руках судьбы бессильна. Будь что будет. Пахло сыростью от болот. Вдруг зарядил дождь. Сначала по капельке, а потом зачастил, настойчиво, словно загоняя людей в избы. Сизая мгла висела над огородом и прилегающим болотом. Лес тянул чёрные лохматые лапы к небу и был похож на стариков-богомолов.
В домах друг за другом стали вспыхивать светлячки- лампы.

Я закрыла глаза, чтобы не видеть ничего. Сильная головная боль пронзила меня, как ток.
- Девушка, что это с вами?- меня трясла бабулька с сизым носом. Ее горячее дыхание обдало мое лицо. Но нос учуял запах спиртного; и я готова была снова потерять сознание.
- Где я, - спросила я бабу- ягу, - так мысленно я окрестила добрую старушку. Эх, молодо-зелено.
- Тебе кого?- не отвечая на вопрос, спросила меня женщина.
- Мне…-начала я пространно объяснять про своих друзей Светку и Ивана.
Все-таки мне повезло, потому что я до темноты оказалась в доме друзей.

- Подруга, сколько лет, сколько зим, - визжала от радости Светлана, теребя за рукав розощекого Ивана, - ты смотри, кто к нам в гости явился.
Что и говорить, радостно было всем. Но одно я не могла понять, что же со мной приключилось. И куда девался Михаил и Ленка продавщица и деревня та, что среди леса. Сказать всё друзьям… Боязно, а вдруг попрут на ночь глядя, скажут шизонулась.
Я решила пока ничего не предпринимать, а подождать до утра. Говорят оно мудрее ночи…

2 глава

В процессе разговора, выяснилось, что потерялись целые сутки. Но я нашлась, что сказать друзьям:
- Так я з чыслами и днями не сябрую. Забыла.
- Ты меня палохаеш, сяброука!- высказала опасение на счет здоровья Светлана. А ее Иван поддержал жену.
Пришлось их слушать, соглашаться во всем.
Иван работал на кирпичном заводе мастером. А подруженька была дояркой на ферме. Правда, муж хотел и ее пристроить на местечко получше в районе.
У них был добротный дом с пристройками. Полный двор живности. Но молодая семья не унывала. Напротив, собиралась завести ребенка.
Однажды вечером, чуть выпив вина вместе с нами, Светлана, поведала, что рожать поедет в нашу деревню, к своим родителям.
Я не стала что-либо советовать, потому что ничего в этом деле не смыслила.
Потянулись дни чередой.
Я много чего интересного узнала: например, что там, где сейчас завод шли ожесточенные бои с фашистами.

Помогая друзьям по хозяйству, я погнала козу Машку на луга.
Очень уж мы подружились с этой уродиной хитрющей.
Каждый раз она наровила утянуть меня подальше от дома. Хорошо, что у меня уже были свои приметы. Вот мостик-настил деревянный вон маленькая речка, вон озеро, где плавают утки кряки.
В синем небе кружит аист. Вот он мелькнул над березами; и скрылся за их верхушками. Там начинаются большие болота. Трясина. Редко кто из наших соседей захаживает в эти места.
Машке нравится обгладывать веточки вербы над рекой. Козочка такая любопытная.
Устав от беготни по кустам с животиной, привязала я ее к осине.
- Пасись. А я ягод поищу,- эти слова были адресованы моей подружке.
Она, согласно боднула меня рогами в мягкое место, почесав, таким образом, молодые рога.
- И долго вы будете любоваться звездами? – спросил меня такой знакомый голос. И все-таки я вздрогнула от неожиданности. Все небо мерцало, играло огнями. Комары противно пищали под ухом. Мошкара залепила глаза. Рыжий кот терся об мои ноги. А рядом стоял Мишка, тот самый парень, что привез меня в свое село….
- Идем же, прошу вас, Рая! – он назвал меня по имени. Убейте меня, но я совершенно не помню, когда я говорила этому парню, как меня зовут. Ясновидящий что ли?
В моей башке все перемешалось. Куда девался лес и коза. Что я скажу Светке и ее мужу Ивану: куда дела их кормилицу. Был день, а сейчас ночь. Слышала я конечно про перемещение во времени, но думала, что это все враки. Хотя люди пропадают…
Вот попала, так попала.

Тяжелая рука легла мне на плечо, и слегка подтолкнула вперед. И я повиновалась.
Зарядил дождь, крупные капли холодили лицо, тело.
Холодно. Хочу в тепло, в дом.
Я покосилась на деревянный амбар, на полную луну, которая подмигивала мне желтым глазом. Словно намекая: не дрейф, девка!
- Дайте руку, - попросил сладким голосом Миша.
Словно под гипнозом, я протянула ему ладонь.
Он с готовностью ее сжал. Меня поразила холодность руки. «Намерзся бедняга»,- с жалостью подумала я о пареньке.
- Ничего, сейчас согреемся. Есть вино, есть что покушать. А знаешь, Рая, я из Брянщины. Разве думал я, что навсегда здесь останусь, - чуть слышно, словно про себя, сказал Михаил мне. А руки его проворно шарили в кромешной темноте,- Лампа. Сейчас зажгу керосинку.
- Что же света нет?- спросила я у него, ни мало удивившись.
- Да всё собираются провести. Ничего, нам так привычно. Не боязно тебе со мной?- Вдруг, перейдя на «ты»- ,спросил меня Мишка.
- Да, нет. Даже наоборот спокойней с тобой,- выдохнула я,- чувствуя каждой клеточкой тела радость, что смазливый паренек рядом со мной.
- Никто нас не потревожит. Ты и я,- просто сказал он, придвинувшись ко мне вплотную, обдавая приятным запахом трав, крепких папирос. И еще чего-то еще свойственного только ему.
Блики огня освящали добротную мебель, которую я раньше могла видеть только в кино. Она была у людей до войны. Но ведь уже прошло много лет. Удивительно.
- Мяу- мяу,- терлась снова о мои ноги мокрая кошка.
- Брысь, Мурка!- цыкнул на мурлыку хозяин.
Пока я грелась у печки, которую запалил Михаил. Сам же он готовил ужин на двоих. Ловко же орудовал ухватом и горшками. Приятный запах стоял в избе.
- И корова есть у меня, и свиньи, и птица, и собака Жучка, и коты, и даже свои пчелы. Оставайся за хозяйку,- со смехом сказал Мишка. Ты мне нравишься. А я тебе?- голос его при этих словах стал тих.
И мне вдруг захотелось от горя кричать, реветь, рвать на себе волосы. Тогда я не могла понять природу этих чувств. Слезы полились из глаз моих ручьем.
И я не заметила, как оказалась в крепких мужских объятиях на перине, постеленной на широкой дубовой кровати.

Его глаза сводили меня с ума, заводили. Чувство полета души, парения, невесомости. Гамма ощущений заполнила все мое существо.
« Он мой. Дождалась своего принца» - пронеслось молнией в голове.

3 часть

А когда все кончилось, Михаил, закурив папиросу, стал рассказывать. Слушала я его, затаив дыхание.
- Истоки моей семьи я нашел здесь в этой деревне. Там жили мой прапрадед Кузьма Данилович, моя прабабушка Петруся.

Мои родные помнили свержение царя, Октябрьскую революцию. Гражданскую войну.
Незадолго до войны я приехал из Брянска в гости. Я и раньше навещал стариков. У меня много было в деревне друзей. Кто знал, что начнется война?

С началом войны Гомельская область Белоруссии оказалась на главном, московском направлении продвижения армий "Центр", местом жестоких сражений.

В нашем колхозе начались приготовления к эвакуации. Но не успели вывезти имущество, а стадо коров решили гитлеровцам не оставлять.
Начали создавать подпольные райкомы. Началось партизанское движение.
Не дремали и немцы. В район ввели карательные войска. За 27 месяцев оккупации было сожжено очень много деревень, часто вместе с жителями. Полностью 19 и 15 частично. Грустная статистика.

Я партизанил вместе с другими. Много фрицев положил среди этих болот.
Знаешь, я рад, что смог хоть как-то продвинуть день Победы.
Тяжело мне. Держат болота, земля, люди зовут, просят о помощи. И я как могу им помогаю, горя в огне.

Видела же ты Ленку продавщицу. То моя сестричка.
Слушай же дальше. И я слушала, дрожа всем телом. Стучали зубы, хотя в доме было жарко натоплено. И я подойдя к столу налила себе и моему добровольному рассказчику по граненному стакану вина. Не чокаясь выпили. Помолчали. Пуская кольца дыма в приоткрытую дверь, Михаил говорил:
- Нашу деревню окружили.
Немногие уцелели. Это те, кто увидел немцев и сбежал в лес. А потом пробрался в соседний район

Наша деревня занесена в список сожженных за время оккупации населенных пунктов Белоруссии мемориального комплекса Хатынь.
И вдруг, на меня что-то нахлынуло. Я вспомнила.
- Милый, - со слезами на глазах и дрожью в голосе начала я,- ты разве меня не узнал, - всматриваясь в родные черты, торопливо, глотая слова, говорила я,- Разве ты не помнишь меня.

Неужели изменилась? Или не горело твое сердце, как мое, когда я видела тебя, бравого солдата, своего земляка.
Вспомни же , как ты радовался, когда я сказала, что мой папа военный; и мы теперь будем жить здесь.

Он взметнул черные крылышки ресницы вверх и внимательно посмотрел на меня. Пронзительно, в самую душу заглянул глазами цвета болота. О, бедная головушка! Я чувствовала, что готова идти за ним до конца.
-Милая Раечка, спасибо за любовь, за верность, за память. - С чувством, произнес он и закрыл глаза.
- Тебе плохо?- с тревогой спросила я Мишку, тормоша, приводя в чувство.
- Бывает. Раны болят. Голова. От удара прикладом, от ударов сапогами. Я часто забываю, а потом вспоминаю.

Ты такая же, как на том фото, что нашел я. Я его сохранил. И огонь не уничтожил мою любовь к тебе.
- Иначе мы бы не встретились,- эхом сказала я. Моя душа поняла, услышала мысли любимого человека.
- Моя маленькая девочка,- целуя уголки моего рта, гладя шелковые волосы, - шептал он. Мой Михаил. Мой сказочный принц. Моя мечта.
Вдруг, набежала волна страха.
Прижавшись, друг к другу, сцепившись руками, молча, сидя на пороге дома, мы стали смотреть в даль. И слушали ВРЕМЯ.

Спящее село озарила молния. Бабахнуло. Один раз. Второй. Пошел дождь.
Слезы убитых людей, кровь проливалась из неба.
Гомон душ:
- То дождь.
- То печаль
- То грехи людей.
- Да нет же! Это бог, очищает землю от нечисти.
Резкие звуки. Собачий лай. Чужая гортанная речь. В дома идут и идут чужие люди. Они в формах, лают собаки, неистово рвутся вперед, чувствуя настроение своих хозяев.

Толкая прикладом в спину, чужаки, гонят людей в амбар.
Мне страшно, но я успеваю подумать:
- А где мои родители, где родные, где Михаил?
Почему же их не вижу. Или удалось спастись? Господи, пожалей их, дай им шанс выжить, - просила я у доброго Бога, - Царица небесная заступись.
Дети. Их так было много. Бедные люди. Все поняли, что пришла погибель. Но мужики и бабы старались выбить двери амбара. Тщетно. Дым заволок помещение. Стало трудно дышать. А потом легче стало. Отпустило. Лишь пахло, нехороший был запах.
Я вдруг увидела, как плачет от собственного бессилия молодой эсэсовец и трясутся его руки.
« Не могу видеть это. Я трус. Я ничтожество».- услышала я голос души незнакомца.
И мне вдруг стало жаль меня, Михаила, своего любимого, который лежал на поле боя, так и не добежав до меня, сраженный пулей. Мне стало жаль этих глупых фашистов, которые не видят гордо реющий красный флаг в Берлине. Разве они затеяли бы эту гнустность, если бы знали о позорном конце.

Коты, собаки были жестоко убиты. Очередь была за нами. …
А потом начался дождь.
Молния полосовала небо. Как факел вспыхнуло все село.
Чудом уцелевшая собака выла под ивой, которая плача, опустила свои ветки и вздрагивала всей своей сущностью.
А теперь вот мы нашлись, мы вместе. Очнулась я от наваждения.
- Миша, я же в тебя сразу влюбилась.
- И я тоже. Я хотел тебе помочь. Но Смерть уже держала меня в своих тисках.
- Тропинка шла из болота прямо сюда. Памятник,- слова с трудом давались мне. - Пойдем и положим цветы,- попросила я своего возлюбленного Ива, гладя его шершавые руки.
- Рая, но дождь?- благодарно посмотрев на меня, - произнес он
- Ничего,- прошептала я, с трудом шевеля губами. Рот мой был горяч, а тело пылало.

Жарко. Хорошо, что идет дождь.
Сейчас мы возложим живые цветы.
Я не знаю, сколько времени была в этом селе. Мне было так хорошо. Мы любили, страдали и мечтали жить до ста лет.
Я забыла о том, что есть еще другая жизнь. В природе ничто и никто бесследно не исчезают. Иначе все так было бы бессмысленно.

Но тропинка, петляя, однажды привела нас туда, где мы встретились после долгой разлуки.
Мох. Болота. Комары пищат, но мы их не замечаем. Прижавшись спиной к ольхе, мы сидим на мягкой лесной подстилке и наблюдаем за жизнью; скрытую до поры- времени от людей.
- Ты не уйдешь? Ты хочешь остаться со мной, - спросил милый меня.
Я уткнувшись в плечо любимого, молчала, слушая свое сердце. Мне нельзя ошибиться.
Не дождавшись ответа, Михаил сказал:
- Хорошо. Иди. Вон тебя ждет другая жизнь.
И я, благодарно поцеловала в небритую щеку того, кто ради меня готов был на все.

Лес словно расступился передо мной.
Коза радостно отозвалась на мой зов, заблеяла.
Но я не торопилась. Вслушалась в пение птиц, шепот листвы. Мне стало не хватать милого.
Еще пять минут. Еще чуть-чуть с ним.
- Я подумаю, дай время. Меня же ждут мои друзья Светлана и ее муж.
- Ты состаришься и умрешь, сожалея…
- Я вернусь к тебе. Только попрощаюсь. Дай мне срок.
- Буду ждать тебя,- протянул он руку и поцеловал холодными губами меня.
- Ты озяб,- зачем-то сказала я ему.
- Без любимых нам холодно.
Стынет душа.
Из его глаз побежали слезы. Больше я не могла ждать развязки; и побежала напрямик, ломая кусты, стараясь не оглядываться, вперед. Бедное животное следовало со мной.
http://www.chitalnya.ru/work/776019/
На чёрное небо смотрю я с надеждой,
Надеясь, что солнце покажется вновь.
А СЕРОЕ НЕБО, КАК МОРЕ БЕЗБРЕЖНО...
ОТ ГРУСТНЫХ Я МЫСЛЕЙ ТЕРЯЮ ПОКОЙ.


Хочу я любовью наполнить сердечко,
Развеять ВСЕ тучи улыбкой хочу.
Для каждого В СЕРДЦЕ найдётся местечко,
ДОБРО НЕСТИ В МИР - ЭТО МНЕ ПО ПЛЕЧУ.



О, люди, не будьте жестоки, ЖАЛЕЙТЕ,
друг друга, ЛЮБИТЕ С ОТКРЫТОЙ душой,
Вы нежными станьте, любимых лелейте,
И В ЖИЗНИ ВСЁ БУДЕТ У ВАС ХОРОШО.
http://www.chitalnya.ru/work/774410/

«С днем Смеха, дорогие друзья!»

Веселиться я хочу,

Празднуем день смеха,

Я на крыльях полечу

Будет всем потеха.

Привяжу к себе перо,

Чем я вам не птица,

Бес щекочет за ребро,

Шепчет мне орлица

Муж встревожен: что со мной,

Прямо бедный плачет,

Потерял с женой покой,

Рядом со мной скачет.

Profile

rafalcat
rafalcat

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner